Почитала в сети, в основном в ЖЖ, о Сэлинджере - так много пишут со дня его смерти - и вот что, в частности, удивило: среди многочисленных многословных обсуждений самых разных фактов его биографии, в том числе весьма незначительных, не встретила ни единого упоминания о его участии во Второй Мировой. А ведь он был участником "Битвы за Выступ", "Операции Оверлорд", и не только. "D-day участник" - это стало бы центральным пунктом биографии почти каждого из выживших. А про Сэлинджера никто этого как бы и не помнит. И в рассказах его почти ничего о военном огромном опыте. Разве что "Эсме с любовью и ..." В остальном оно зарыто глубже, чем в "Дядюшке Виггили в Коннектикуте" трагедия жизни героини рассказа.

И ещё - о "русском" Сэлинджере. В нескольких местах прочла, что, дескать, это в России он очень большой писатель, а в Америке его меньше знают. Ну, положим, это не так, и в Америке по крайней мере "Над пропастью.." читали все, кто вообще читает. Но правда, что резонанс, вызванный публикацией Сэлинджера на русском, был в те годы необыкновенный. И в некоторой связи с этим захотелось привести цитату из интервью:

"В 51-м на вопрос о литературных влияниях на его творчество Сэлинджер ответил: "Писатель, когда его об этом спрашивают, должен встать и громко произнести имена своих любимых писателей. Я люблю Франца Кафку, Густава Флобера, Льва Толстого, Антона Чехова, Фёдора Достоевского, Марселя Пруста, Шона О"Кейси, Райнер Марию Рильке, Федерико Гарсия Лорку, Джона Китса, Артура Рембо, Роберта Бернса, Джейн Остин, Генри Джеймса, Вильяма Блейка,Самуэла Тейлора Колриджа. Я не называю никого из ныне живущих."

Не правда ли, что удивительно русский список! Не потому, что там Толстой, Чехов, Достоевский, а - по совпадению с тем, что в 60-е - 80-е все в Союзе читали. Думаю, что список наиболее читаемого в Штатах в то время был дальше от сэлинджеровского, чем таковой русского.

.
Захотелось перечитать Сэлинджера, но не сразу решилась: мешала опаска, что окажется не так замечательно, как помнится (несколько десятилетий почти ничего у него не перечитывала, хотя помню удивительно хорошо), слишком многое трудно отделимо от обстоятельств первого чтения, на русском, впервые появившихся переводов. Так что долго выбирала, с чего начать, - и выбрала удачно - "De Daumier-Smith's Blue Period". Нет, не поблекло, напротив... пожалуй, не припомню ничего у Сэлинджера, что было бы столь же восхитительно богато визуально, прямо праздник для глаз. Но это не главное. Обаяние совершенно сэлинджеровской иронии: не резко, не наждачной бумагой, а - всепроникающе-бархатно.. нет, не найти подходящих слов, и главное во впечатлении остаётся за бортом попытки.
Мне кажется, этот рассказ не так, как всё другое у Сэлинджера (по крайней мере всё, что помню), привязан ко времени (времени жизни героев, времени написания, а для русского читателя - ко времени первого чтения), не на коротком поводке, а лишь тонкая ниточка связывает и натянута из будущего, и должен появиться у Домье-Смита новый читатель, откуда-то из глубин интернетовских должен вынырнуть современный ровесник Жана, "читатель в потомстве", который поймёт его лучше, чем прежние, времён написания, могли понять.
Книжку - Nine Stories - с трудом нашла, - всегда туго набитая полка Сэлинджера в ближайшей библиотеке на прошлой неделе опустела.
Текст в сети нашла наконец

http://ae-lib.org.ua/salinger/Texts/N8-BluePeriod-en.htm

и русский перевод Райт Ковалевой

http://www.velib.com/book.php?avtor=s_971_1&book=8418_1_1

Profile

gsm40

June 2013

S M T W T F S
      1
23 45678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30      

Syndicate

RSS Atom

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 25th, 2017 04:17 am
Powered by Dreamwidth Studios